История

Гастев Алексей Капитонович

Гастев Алексей Капитонович (26 сентября (8 октября) 1882, Суздаль — 15 апреля 1939, Коммунарка) — российский революционер, профсоюзный деятель, поэт и писатель, теоретик научной организации труда и руководитель Центрального института труда.

Родился в семье учителя и портнихи. Отец умер, когда Гастеву было два года. По окончании городского училища и технических курсов Алексей Гастев поступил в Московский учительский университет, но вскоре был исключен оттуда за политическую деятельность. В 1901 г. Гастев вступает в РСДРП и бросив учебу в 18 лет, становится профессиональным революционером. Во время Первой русской революции был председателем Костромского совета рабочих депутатов и руководителем боевой дружины. Преследуемый властями, в 1906 г. Гастев был сослан в Нарымский край, но бежал. В 1907 г. вступил в профессиональный союз рабочих-металлистов (ВСРМ). С 1907 по 1918 г. был членом правления ленинградского союза металлистов. До 1917 г. находился на нелегальном положении. Скитался по тюрьмам и ссылкам. Работал слесарем на заводах в Ленинграде, Харькове, Николаеве. Некоторое время жил, работал и учился в Париже, куда эмигрировал, преследуемый за политическую деятельность. В 1914 г. Гастев, после возвращения в Россию был снова сослан в Сибирь. Февральскую революцию встретил в побеге и вышел из подполья.

В первый раз художественное произведение Гастева опубликовано в 1904 г. — рассказ «За стеной», из жизни политических ссыльных. Писал стихи в 1913-1919 годах, основная форма — стихотворения в прозе. В 1918 участвовал в работе Пролеткульта, где опубликовал первую книгу стихов «Поэзия рабочего удара», выдержавшую до 1926 шесть переизданий.

В 1917—18 гг. Гастев — секретарь ЦК Всероссийского союза рабочих-металлистов (ЦКВСРМ). С момента Октябрьской революции работает в качестве профессионалиста, управляющего промышленными предприятиями и журналиста. Работает в управлении заводов Москвы, Харькова, Николаева, организует рабочее самоуправление через сеть профсоюзов.

В 1921 г., после организации Центрального института труда (ЦИТ) при ВЦСПС, Алексей Гастев назначен его руководителем. В 1926 г. награжден орденом Красного Знамени «за исключительную энергию и преданность делу».

Оставив деятельность в области художественной литературы, Гастев с 1920 писал только статьи, посвятив себя работе по организации труда. Основным научным трудом Гастева является книга «Трудовые Установки» (издана в 1924 г.), где изложена методика ЦИТа по обучению трудовым приемам. Целый ряд книг написан Гастевым по вопросам профессионального движения, научной организации труда и строительства новой культуры: «Индустриальный мир», «Профсоюзы и организация труда», «Как надо работать», «Время», «Восстание культуры», «Юность, иди!», «Новая культурная установка» и др. Редактировал журнал «Организация Труда» и сборник «КИУ» («Конструктор—Изобретатель—Установщик»).

8 сентября 1938 г. Алексей Капитонович Гастев был арестован НКВД и 15 апреля 1939 г. расстрелян.
 

Поэзия рабочего удара

Алексей Гастев 


Действовать! 

"УЧИТЫВАТЬ ВРЕМЯ - ЗНАЧИТ ДОЛЬШЕ ЖИТЬ."

"ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ ПОБЕДИТЬ, ДОСТИЧЬ, -

ТРЕНИРУЙТЕСЬ,

ВЫРАБАТЫВАЙТЕ ВЫДЕРЖКУ - 

ВЫ ПОБЕДИТЕ,

ВЫ ДОСТИГНЕТЕ."

…Юность, ты не должна зевать. Ты должна всюду поспевать, ты не должна воронить, ты должна заниматься следопытством.

Наблюдательность надо закреплять, ее надо фиксировать.

Быстро писать. Никуда не ходить без блокнота и карандаша. Конечно, хорошо, если бы поголовно все знали стенографию. Но если невозможно, то надо владеть скорописью. Надо уметь делать зарисовки, быстро накидывать эскизы, знать обозначения, условные знаки; надо привыкнуть к несложному графику (всегда предпочитайте блокнот, разлинованный в клетку). Надо привыкнуть при фиксировании все давать в величинах: в сантиметрах, метрах, фунтах и проч. Ваши часы, которые вы носите в кармане, сделайте нужным инструментом фиксажа. В заметках обозначайте час, минуту. Ваши часы - в то же время и хронометр. Если нет в кармане часов, посмотрите на стенные. Если и их нет, определите время по солнцу; солнца нет - по движению на улицах.

Итак - будьте фиксаторами, будьте проворными репортерами жизни. Ничего не глотайте непрожеванным.

Вы научились наблюдать, вы умеете фиксировать. Теперь надо действовать.

Действовать! Это самая характерная черта культуры, которую нам надо создать. Даже самое отвлеченное мышление должно быть конструктивным: напряжение постоянно сменяющихся акций и реакций должно быть слышно, как в напряженных стропилах крыши.
 
"ЕСЛИ РЕШИЛ - ДЕЙСТВУЙ!"

"ЕСЛИ ХОЧЕШЬ ВВОДИТЬ НОТ, СТАНЬ МАСТЕРОМ ХОТЬ ОДНОЙ ОПЕРАЦИИ, РАССЧИТАЙ ЕЕ И ДАЙ УСКОРЕНИЕ. ТОГДА ТЫ БУДЕШЬ ГОВОРИТЬ ФАКТАМИ, А НЕ ЗУБРЕЖКОЙ.

ЗЕВАКИ ГОВОРЯТ О ЗАГРАНИЧНЫХ ЧУДЕСАХ

И РАСПУСКАЮТ СЛЮНИ.

А ТЫ САМ СДЕЛАЙ ЧУДО У СЕБЯ ДОМА - ПОБЕДИ И ВЫДЬ ИЗ ПОЛОЖЕНИЯ С ПАРОЙ ИНСТРУМЕНТОВ И ТВОЕЙ ВОЛЕЙ."

"СМОТРИ НА МАШИНУ - ОРУДИЕ.

СОЗДАВАЙ МАШИНУ-ОРГАНИЗАЦИЮ."

Привычка к действию - это воля, воспитанная упражнением. Научиться быстро реагировать - вот главное качество психологии нашей, поднимаемой нами культуры. Это предполагает постоянную настороженность, храбрость, выдержку, чувство уверенности в себе, чувство ответственности. Сначала надо научиться быстро реагировать в статическом положении (стойте "смирно" и реагируйте действием на команду), потом поставьте себя в динамическое положение (неситесь на велосипеде и быстро затормозите и сделайте крутой поворот). 

Волю надо сделать автоматически действующей. Развить в своей психике максимум автоматизма, соединенного с волей и выдержкой, это значит быть закаленным против всяких паник, против этой эпидемической трусости, которая характерна для некультурного человека.

Молодые люди, вам нужна воля, отвага и выдержка.

И вот мы подходим к самому снаряжению, поскольку оно выражено в биологической организации человека и его технике.

Тело должно быть воспитано, как рабочая машина.

Каждый должен быть гимнастом. Это дает телу ловкость, конструктивность, приучает каждый мускул и всю психику в целом к наибольшему коэффициенту полезного действия, вырабатывает автоматический регулятор движений и опять-таки храбрость.

Фартовость, пластичность движений - признак культуры человеческой машины.

Эти качества усиливаются при особом воспитании этой машины, какое дает, например, солдатчина, гимнастика, спорт.

Искусство физического нападения, искусство физической защиты должно быть принято неоспоримо всеми, кто не хочет делать из юношей ханжей и нищих.

Но что должно быть принадлежностью нашей рабоче-крестьянской культуры самоколонизирующейся России - это трудовая пластика. Пусть не подумают, что это стилизация трудовых движений; нет, это живой утилитарный катехизис трудовых сноровок, которые можно прививать системой определенных движений, даже и без инструментов. Подъем грузов с земли, подъем грузов выше головы, посадка тяжелых грузов на плечи без помощи подручного, подъем пятнадцатипудового бруса вчетвером, нажимы всякого рода с упражнением на выдержку и постепенную нагрузку; вращательные движения как по горизонтали, так и по вертикали; удары - сильные, меткие, с малым и большим размахом, броски и перебрасывания- меткие, быстрые, соединенные и с неожиданностью. 

Все это предрешит обработочные возможности, рабочую сноровку. Это - настоящая трудовая гимнастика, которая должна быть специфически свойственна нам - молодым монтерам культуры.

Переходим к питанию рабочей машины.

Наука дыхания, еды, питья, спанья, моциона должна быть усвоена культурной молодежью и проводиться неотступно. Несоблюдение ее должно квалифицироваться как моральная неопрятность. Курс надо брать на сильных, работоспособных, выносливых людей.

Каждый молодой человек должен знать - как вести себя в городе, в деревне, в дороге, в походе, в диком месте, и всюду он должен быть подкован, конечно, не лекарствами, а режимом, автоматически вводящимся при перемене обстановки.

Особенно драгоценным надо признать режим работы, который так прямо можно и назвать культурой работы. Эта культура состоит в том, чтобы научиться побеждать в работе: Давать возрастающую нагрузку, потом обеспечить мерность работы и, наконец, хорошо чередовать отдых.

Ровный ход, и в то же время победоносно-уверенный, вот что действует на неуравновешенные дикие толпы, некультурные и детски-порывистые.

Теперь мы входим в мир вещевой обработочной техники, материального снаряжения монтеров культуры. Бездарные хористы поют о машине тогда, когда их так мало и много взорвано в воздух. Этой провинциальной романтике должна быть противопоставлена позиция рабочих-колонизаторов. Рабочий-колонизатор идет в дебри своей собственной страны прежде всего сам, как ловко смазанная, выверенная, автоматически регулированная машина. Кости-рычаги, мускулы-двигатели, нервы-импульсы - все в нем активно и инструментально налажено.

К этой голове...

В эти руки... так и рвется с верстаков и полок инструмент.

Этот корпус... так и просит станка..."

"ПЕРЕД НАЧАЛОМ РАБОТЫ

ВЫ ПРОИЗНОСИТЕ: "ЭТО ТРУДНО" -

И УЖЕ ДУМАЕТЕ ЗА НЕЕ НЕ ПРИНИМАТЬСЯ.

А НЕЛЬЗЯ ЛИ НАОБОРОТ: СКАЗАТЬ -

"ТРУДНО" И ВДОХНОВИТЬСЯ ЭТОЙ! ТРУДНОСТЬЮ,

В НАДЕЖДЕ ЕЕ ПОБЕДИТЬ, ИЗОБРЕТЯ

СПОСОБ ЛЕГКОГО ПРЕОДОЛЕНИЯ."

"ПРЕКРАТИТЕ РАБОТУ

"НАЧЕРНО",

ДЕЛАЙТЕСЬ

АРТИСТАМИ

РАБОТЫ."
 
КАК ИЗОБРЕТАТЬ 

Если кто серьезно говорит о научной организации труда, тот должен знать: чтобы проводить ее, надо непременно быть изобретателем.

Предположим, что мы сегодня усвоили все правила научной организации труда. Мы знаем, хорошо знаем, что такое система Тейлора, мы превосходно усвоили, что такое нормализация, но чтобы подойти к какой-нибудь конкретной работе, к этой работе нормализации, и при всяких условиях проводить там принципы научной организации труда, для этого надо обязательно быть изобретателем.

Собственно говоря, все большие люди, которые вырабатывали принципы научной организации труда, были изобретателями. Изобретателем был Тейлор, изобретателем был Джильбрет, изобретателем был Форд. Но то же самое можно сказать и о каждом рядовом человеке, который будет проводить эту организацию. Ведь все дело в том, как соединить очень простой принцип порядка и расчета (научная организация труда) с совершенно конкретной действительностью. Как только мы столкнулись с этой действительностью, вопрос ставится так, что обязательно нужно изобрести, обязательно нужно выйти из положения, обязательно нужно рассчитать и создать совершенно новую комбинацию, совершенно новый порядок работы, новые приспособления, новые инструменты - словом, надо так при-но-ро-вить-ся, чтобы обязательно что-нибудь в высшей степени важное, практическое выдумать. Отсюда ясно, что необходимо каждому, кто серьезно будет говорить о научной организации труда, необходимо каждому быть хотя бы небольшим, но изобретателем.

Как научиться изобретать

Теперь очень много народу носится с разными изобретениями, но, конечно, очень много людей остывают после первой неудачи как в самой технике изобретения, так и проведения этого изобретения в жизнь. На изобретениях пробуются характеры.

Настоящий изобретатель не будет обращать внимания на то, что его холодно приняли, что ему была загорожена дорога; он будет испытывать несколько неудач, он будет переживать черные дни, но все ж таки он добьется своего. Вспомним, что такие изобретатели, как Эдисон, в своей ранней юности влачили жалкое существование: их третировали, над ними надругались, их попросту гнали, но они все же вышли на широкую дорогу. Первое качество, которое нужно иметь изобретателю - это непреклонная воля к действию, энергия, которая не будет останавливаться перед временными неудачами, характер, который от несчастья только закаляется. Но, кроме энергии, нужно иметь еще несколько качеств для изобретателя.

Так, совершенно необходимое качество для него - это наблюдательность.

Изобретатель должен обладать как общей наблюдательностью для того, чтобы схватить общий вид какого-нибудь явления, машины, события, так в то же время должен обладать наблюдательностью мелочной, которая требует прикованного внимания. Эта мелкая наблюдательность выражается в том, что человек может останавливать в любой момент свое внимание на том, на чем пожелает. В каждом сложном явлении, в каждой сложной машине он должен высмотреть некоторые части как бы в подзорную трубу, строго очерчивая тот маленький район, который ему нужно наблюдать; он своим глазом, своим вниманием в сложном предмете должен научиться как бы освещать одно определенное место прожектором и наблюдать его, абсолютно не обращая внимания на всю другую сложность, которая окружает данное место. Для изобретателя требуется не только так называемый широкий размах, но для него требуется исключительная "мелочность". Не надо думать, что изобретатель - это человек, который интересуется только контурами; он должен интересоваться каждым штрихом, он должен своим глазом, своим пальцем, своим ухом проникнуть в каждую щель, в каждую скважину и пору того предмета, который он изучает. Если ему не позволяют глаза, уши, пальцы, то он должен прибегнуть к измерительному инструменту, к микроскопу, рупору, электрическим звонкам, электрическому проводу и т. д., но он должен докопаться до того тайника, который не только мелкий, но микроскопически мелкий. Итак, одним из главных качеств изобретателя должна быть самая тончайшая наблюдательность, строго очерченная. Отметим теперь еще важное качество, которое необходимо для изобретателя - это способность анализа, то есть способность разлагать все сложное на мельчайшие элементы (части), это чрезвычайно суровая способность, которая рассчитывает исключительно только на большую работоспособность. Главный инструмент этой работы - нож, который беспощадно режет все сложное на отдельные маленькие явления, на отдельные маленькие части. Анализировать, то есть разлагать, можно или в пространстве, или во времени. Сравнительно просто разлагать сложные явления в пространстве, ибо предполагается, что сложный предмет стоит, что его можно спокойно разглядеть, а следовательно, и разлагать. Нужно научиться делать так, чтобы вы предмет, находившийся в спокойном состоянии, всегда могли видеть конструктивно, а не в виде общей массы. Видеть предмет конструктивно - это значит понимать, из каких частей он состоит и какая часть действует одна на другую. Это значит - знать, что если одну часть вынуть, то все другие превращаются в мертвечину. Гораздо труднее научиться предмет или механизм разлагать во времени.
 
Это значит, что вы час от часу, минута от минуты, секунда от секунды ясно представляете себе картину его работы, его действия. Надо сказать, что в работах различных машин и механизмов очень много неуловимого, которое трудно узнать простым глазом. Для этого употребляется целый ряд временных измерителей: часы, хронометр, фотосъемки, киносъемки, записывание звуков различного рода механизмами, записывание давления различного рода приборами и т. д. Но изобретатель должен, даже не прибегая к таким сложным аппаратам и приборам, воспитать в себе привычку по различным намекам, по различным оттенкам движений, по случайным колебаниям узнавать особенность данного движения и понимать, чем оно вызвано. Он должен суметь, чтобы при каком бы то ни было движении предмета он мог бы так построить свое внимание, чтобы обращать внимание только на одно какое-нибудь явление. Следующее качество, которое необходимо изобретателю - это фантазия, но только изобретатель должен быть фантазером, понятно, не таким мягким и идиллическим, который мечтает о молочных реках и кисельных берегах, а он должен быть суровым, подвижным, конструктивно мыслящим фантазером, который может быстро сближать одно явление с другим; он может моментально провести данное явление во всевозможных сочетаниях; он может с быстротой молнии вспомнить, не повторялось ли данное явление в какой-нибудь другой машине, в каком-нибудь другом аппарате или другом событии. Он, следовательно, должен обладать величайшей памятью и памятью такой, которая врезывается в голову картинно, то есть изобретатель должен быть живым воображением. Изобретатель должен уметь, после своего режущего аналитического упражнения, при посредстве фантазии так быстро и молниеносно связывать одно явление с другим, улавливать одну похожесть с другой, чтобы у него действительно получался момент вдохновения.
 
Изобретатель делает свои открытия как раз в результате способности фантазии. Его окрыленность получается как раз в тот момент, когда он что-нибудь строго разложил, что-нибудь основательно понаблюдал и потом моментально, при помощи своей огромной памяти, быстро нашел похожее явление в других сочетаниях и это самое явление присоединил к другому. Вот этот момент есть самый большой, праздничный момент изобретателя. Из этого ясно, что этот момент приходит самым последним; этот момент приходит в результате длительной, суровой работы, которая требует огромной выдержки. Празднику изобретательства предшествуют суровые дни сурового искательства. Итак, для того, чтобы быть изобретателем, требуется:
 
"НЕПРЕКЛОННАЯ ЭНЕРГИЯ,

ТОНКАЯ НАБЛЮДАТЕЛЬНОСТЬ, АНАЛИЗ, ПАМЯТЬ,

ВООБРАЖЕНИЕ, ФАНТАЗИЯ.

СПИСАТЬ,

СЛИЗАТЬ,

СКОПИРОВАТЬ, -

ЭТО ПУСТЯКИ ДЕЛОВ,

А ВОТ

ПРИНОРОВИТЬСЯ

К НОВОМУ ДЕЛУ,

ТУТ УЖ НАДО ИЗОБРЕТАТЬ …"

КАК НАДО РАБОТАТЬ

В предисловии к первому изданию книги "Как надо работать. Как изобретать" Гастев рассказывает, что в ее основу были положены правила "Как надо работать", сформулированные им впервые на Первой Всероссийской инициативной конференции по научной организации труда в январе-феврале 1921 г. Но истоки правил можно проследить и раньше. Они относятся к 1917-1918 гг., когда во Всероссийском союзе рабочихметаллистов, секретарем которого был в то время Гастев, развернулась работа по упорядочению и рационализации системы производственных тарифов и норм. Уже тогда у Гастева обозначилось стремление к точным рекомендациям-предписаниям, характерное для всей последующей деятельности ЦИТа (правила "Как надо работать" с подзаголовком "Наша практическая методология" были напечатаны и в первом, программном номере цитовского журнала "Организация труда"). Из этой же работы в Союзе металлистов выросла и первоначальная цитовская проблематика. Правила были напечатаны в газете "Известия" и перепечатаны в периферийных изданиях, периодических и в виде брошюр (Одесса, Пермь, Архангельск). Отдельным изданием книга вышла через год - "Как надо работать. Как изобретать", ЦИТ, М. 1922 г. Следующее, расширенное издание (ВЦСПС, М. 1924) снабжено подзаголовком "Практическое введение в науку организации труда". Окончательный вид книга приобрела в третьем, дополненном и переработанном издании: "Как надо работать. Практическое введение в науку организации труда", ВЦСПС, М. 1927. Это издание положено в основу сборника избранных произведений Гастева, вышедшего в свет под тем же названием в издательстве "Экономика", М. 1966. Тексты печатаются по третьему изданию книги "Как надо работать".

Правила "Как надо работать" были выпущены ЦИТом массовым тиражом в виде плаката и в виде листовки для расклейки в цехах фабрик и заводов, а также в учреждениях. Отдельные пункты правил вывешивались в качестве лозунгов. См. воспоминания А. Гастева "Свидание с Лениным", сб. "Ленин всегда с нами", "Художественная литература", М. 1967, стр. 402-404. (Как изобретать. - Вошло в издания "Как надо работать" 1924 и 1927 гг. В издании 1922 г. текст до подзаголовка "Как научиться изобретать" отсутствовал.)
 
ПРАВИЛА
 
Работаем ли мы за канцелярским столом, пилим ли напильником в слесарной мастерской, или, наконец, пашем землю - всюду надо создать трудовую выдержку и постепенно сделать ее привычкой. Вот первые основные правила для всякого труда:

1. Прежде чем браться за работу, надо всю ее продумать, продумать так, чтобы в голове окончательно сложилась модель готовой работы и весь порядок трудовых приемов. Если все до конца продумать нельзя, то продумать главные вехи, а первые части работы продумать досконально.

2. Не браться за работу, пока не приготовлен весь рабочий инструмент и все приспособления для работы.

3. На рабочем месте (станок, верстак, стол, пол, земля) не должно быть ничего лишнего, чтобы попусту не тыкаться, не суетиться и не искать нужного среди ненужного.

4. Весь инструмент и приспособления должны быть разложены в определенном, по возможности раз и навсегда установленном порядке, чтобы можно было все это находить наобум. За работу никогда не надо браться круто, сразу, не срываться с места, а входить в работу исподволь. Голова и тело потом сами разойдутся и заработают; а если приняться сразу, то скоро и себя, как говорится, зарежешь, и работу "запорешь". После крутого начального порыва работник скоро слабеет, и сам будет испытывать усталость, и работу будет портить.

6. По ходу работы иногда надо усиленно приналечь: или для того, чтобы осилить что-нибудь из ряда вон выходящее, или чтобы взять что-нибудь сообща, артельно. В таких случаях не надо сразу налегать, а сначала приладиться, надо все тело и ум настроить, надо, так сказать, зарядиться; дальше надо слегка испробовать, нащупать потребную силу и уже после этого приналечь.

7. Работать нужно как можно ровнее, чтобы не было прилива и отлива; работа сгоряча, приступами портит и человека, и работу.

8. Посадка тела при работе должна быть такая, чтобы и удобно было работать, и в то же время не тратились бы силы на совершенно ненужное держание тела на ногах. По возможности, надо работать сидя. Если сидеть нельзя, ноги надо держать расставленными; чтобы выставленная вперед или в сторону нога не срывалась с места, надо устроить укрепу.

9. Во время работы надо обязательно отдыхать. В тяжелой работе надо чаще отдыхать и по возможности сидеть, в легкой работе отдыхи редкие, но равномерные.

10. Во время самой работы не надо кушать, не пить чай, пить в крайнем случае только для утоления жажды; не надо и курить; лучше курить в рабочие перерывы, чем во время самой работы.

11. Если работа нейдет, то не горячиться, а лучше сделать перерыв, одуматься и приняться снова, опять-таки тихо; даже нарочно замедлять, чтобы себя выдержать.

12. Во время самой работы, особенно когда дело нейдет, надо работу прервать, привести в порядок рабочее место, уложить старательно инструмент и материал, смести сор и снова приняться за работу, но опять-таки исподволь, но ровно.

13. Не надо в работе отрываться для другого дела, кроме необходимого в самой работе.

14. Есть очень дурная привычка - после удачного выполнения работы сейчас же ее показать; вот тут обязательно надо "вытерпеть", так сказать, привыкнуть к успеху, смять свое удовлетворение, сделать его внутренним; а то в другой раз, в случае неудачи, получится "отравление" воли, и работа опротивеет.

15. В случае полной неудачи надо легко смотреть на дело и не расстраиваться, начинать снова работу, как будто в первый раз, и вести себя так, как указано в 1-м правиле.

16. По окончании работы надо все прибрать: и работу, и инструмент, и рабочее место; все положить на определенное место, чтобы, принимаясь снова за работу, можно было все найти и чтобы самая работа не опротивела.
 

ЕСЛИ К ЭТОМУ САМ ДОБАВИШЬ ПРАВИЛО - СТАЛО БЫТЬ, ВТЯНУЛСЯ В ДЕЛО.

Памятка А.К. Гастева «Как надо работать» была вывешена в приемной Совнаркома.


Памятка: Как надо работать 

1. Сначала продумай всю работу досконально.

План

2. Приготовь весь нужный инструмент и приспособления.

Заготовка

3. Убери с рабочего места все лишнее, удали грязь.

Чистота

4. Инструмент располагай в строгом порядке.

Порядок

5. При работе ищи удобного положения тела: наблюдай за своей установкой, по возможности садись; если стоишь, то ноги расставляй, чтобы была экономная опора.

Установка

6. Не берись за работу круто, входи в работу исподволь.

7. Если надо сильно приналечь, то сначала приладься, испробуй на полсилу, а потом уже берись вовсю.

Вход в работу

8. Не работай до полной усталости. Делай равномерные отдыхи. 

9. Во время работы не ешь, не пей, не кури. Делай это в твои рабочие перерывы.

10. Не надо отрываться в работе для другого дела.

Режим

11. Работай ровно, работа приступами, сгоряча портит и работу, и твой характер. 

12. Если работа не идет, не волнуйся: надо сделать перерыв, успокоиться и снова за работу.

13. Полезно в случае неудачи работу прервать, навести порядок, прибрать рабочее место, облюбовать его и снова за работу.

14. При удачном выполнении работы не старайся ее показывать, лучше потерпи.

15. В случае полной неудачи — легче смотри на дело, попробуй сдержать себя и снова начать работу.

Выдержка

16. Кончил работу и прибери все до последнего гвоздя, а рабочее место вычисти.

Еще раз чистота и порядок

Крупный русский физиолог Н.Е. Введенский как-то сказал «Мы устаем и изнемогаем не потому, что много работаем, а потому, что плохо работаем, неорганизованно работаем, бестолково работаем». В своей книге «Как надо работать» А.К. Гастев справедливо отмечал: «Мы проводим на работе лучшую часть своей жизни. Нужно же научиться так работать, чтобы работа была легкой и чтобы она была постоянной жизненной школой». 

Материал подготовил Р.И. Кутлахметов 

Оцените материал:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
(0)

Материалы по данной теме

Туламашзавод

06.10.2017

Тульский машиностроительный завод им. Рябикова (сокращённо Туламашзавод) — одно из крупнейших предприятий российского оборонно-промышленного комплекса. Располагается в городе Тула, выпускает машиностроительную продукцию гражданского и оборонного назначения. Ведет свою историю с чугунно-литейного завода, основанного в 1879 году. Входит в состав холдинговой компании НПО «Высокоточные комплексы» Госкорпорации «Ростех».

Вверх